selyanka1 (selyanka1) wrote,
selyanka1
selyanka1

Categories:

Выставка, которую нельзя пропустить

_900 x 600 1.jpg
В центре экспозиции установлена двадцатиметровая витрина-“конвейер”, окруженная работами 12 художниц по обеим сторонам. Это “лента времени”, на которой можно найти эскизы, журналы, документы и фотографии, а также кадры архивной кинохроники.

В Музее Москвы до 15 декабря 2019 работает выставка "Ткани Москвы", которая с моей личной точки зрения задает уникальный и очень необходимый России тренд рассматривать моду и одежду не как искусство, а как производство / бизнес.

Кстати, именно на таком принципе строятся экспозиции французских музеев, связанных с модой и одеждой. Например, в Лионском музее тканей  прямо на входе развернута шикарнейшая выставка, показывающая взаимодействие знаменитых французских кутюрье типа Кристиана Диора с шелковыми ателье Лиона.

Aтелье по-французски - это мастерская, любая, по производству чего угодно, не обязательно одежды, соответственно исторически ателье по производству шелка - это некий малый / семейный бизнес, делающий ткани на заказ, в старые времена для торговцев, а сейчас для любого, кому надо и у кого есть деньги на эту дорогую продукцию. Aтелье этих осталось с гулькин нос, потому что все основные деньги делаются в массовом пошиве, а не в кутюр, а без зарабатывания денег это "искусство" никому не нужно.

В Лионском музее текстиля показаны образцы тканей, рассказывается, какое именно ателье эту ткань создавало, тут же одежда, сшитая из этой ткани, тут же видео с показа, где ходят модели в этой одежде. То есть в центре стоит не дизайнер, каким-бы знаменитым он не был, и не его ах, такое "высокое искусство", а та производственная связка/цепочка, которая позволяет создавать одежду, которая популярна и продаваема.

Вот это вот самое главное! Производство одежды - это бизнес, одежда должна продаваться и приносить прибыль.

С этой точки зрения Музей Москвы организовал просто уникальную выставку и создал очень хороший пример для подражания, как это можно делать в будущем и в Москве, и где-то еще. Пласт абсолютно непаханный, развернуться можно ой как.


Про выставку эту написали многие издания, поэтому я перепощу самую интересную из найденных мною статей и добавлю свои комментарии

Итак, в Музее Москвы открылась масштабная ретроспектива московского текстильного дизайна, охватывающая целое столетие – с 1880-х по 1980-е годы. Образцы винтажных тканей с Трехгорки и "Красной розы", Даниловской мануфактуры и фабрики Свердлова, редкие эскизы художниц Любови Поповой и Варвары Степановой, архивные кадры и ткацкие станки – всего более 1 300 экспонатов. Рассказывают кураторы выставки Александра Селиванова и Ксения Гусева.

По промышленному текстилю, самому массовому декоративно-прикладному виду искусства, который у нас почему-то недооценен, можно изучать историю страны. Это настоящая летопись. Судите сами: сначала слепая мода на все французское до революции, потом супрематизм и геометрия начала 20-х, затем яркий агиттекстиль с тракторами и лампочками Ильича в 30-х. Вслед за ним – мрачные шелка конца сталинской эпохи, воздушный ситец оттепели и наконец психодел и оп-арт на синтетических тканях в 70-80-х.

Создавая выставку, мы хотели лишить анонимности это искусство, показать стоящих за ним художниц и мастеров, чьи имена не известны широкой публике: Мария Ануфриева, Наталья Киселева, Лариса Рубцова, Наталья Кирсанова, Наталья Жовтис, Наталья Зыслина. Так что в первую очередь наша экспозиция – это история людей, а большую часть экспонатов нам предоставили из частных собраний.

До революции: вечные французы и хитрый Жиро

Сейчас индустриальная история Москвы по сути завершилась: все заводы выведены за пределы столицы и закрыты, на их месте появились лофты и бизнес-центры. А во второй половине XIX века текстильная промышленность в России опережала по темпам Францию и Англию, а ее центром была Москва. Главные ткацкие фабрики всегда были сосредоточены в Первопрестольной, а их владельцы считались влиятельными предпринимателями (Третьяковы, Рябушинские, Морозов).

За качество наши ткани часто получали золотые медали на разных выставках. Но узоры полностью печатали по иностранным образцам, для чего в Москву сотнями привозили французские “абонементы” – альбомы с вклеенными раппортами. Фабрики не торопились разрабатывать свои орнаменты или делать ставку на узнаваемый русский стиль.

[Мой комментарий]
Мне кажется, что с точки зрения бизнеса российским фабрикам было не выгодно разрабатывать "узнаваемый русский стиль", особенно с учетом того, что мировым "модным гегемоном" среди западных и российских элит считалась Франция, которая за несколько столетий стала цетром именно производства элитных тканей (про все это я напишу в постах о лионском шелке). Российским мануфактурам было намного более выгодно конкурировать с иностранцами, используя уже зарекомендовавшие себя, популярные и узнаваемые мотивы, с помощью более высокого качества тканей и более низких цен. С одной стороны они могли продать мечтающим о чем-то таком "французском" российским элитам местный аналог "французского", а с другой не имели проблем с выводом данной продукции на мировой рынок.

Ситцы российские как раз в это время заменили традиционный лен и выходили на высококонкурентный рынок, где их никто не ждал и делиться ничем не хотел. Завоевать рынки, копируя уже существующее с более низкой ценой и высоким качеством было реально, а вот пытаться продвинуть еще и какой-то свой "узнаваемый русский стиль" ну совсем никак в то конкретное время не светило. Особенно с учетом того, что у России исторически не было никакой культурной гегемонии в этой сфере.




1   c81f465f-03ff-4403-ba9b-c0ab266a0bda.jpg
Образец ткани. Рубеж XIX–XX вв. Мануфактура Товарищества “Эмиль Циндель”. Фонд Трехгорной мануфактуры. Фото: Музей Москвы

Любопытный эпизод связан с фабрикой "К. О. Жиро и Сыновья", которая открылась в 1875 году. Ее основатель Клод Жиро запомнился двумя громкими скандалами. Сначала он пытался обойти запрет сливать отходы красильного цеха в Москву-реку, утверждая, что на его производстве установлена новая система очистки сточных вод. Однако проверка выявила использование азотной, серной и уксусной кислот. А потом, не смущаясь, стал подделывать популярные ткани: пришивал к своей продукции бирки более известной тогда фабрики Товарищества Сапожниковых. За мошенничество был выслан из Российской Империи, но его сыновья продолжили дело. После Революции мануфактуру переименовали в “Красную розу” – в честь Розы Люксембург.

Capture99.PNG
Забавно, но именно фабрика "К.О.Жиро и сыновья" выпустила к 100-летию победы над Наполеоном материю, где среди декоративных роз прячутся сцены пленения французов русскими крестьянами и бегства Бонапарта по осеннему бездорожью.


Фабрика со своим театром

Сразу после революции фабрики на несколько лет встали. А потом возобновили работу, только уже под новыми, “правильными” названиями. Так, фабрика Эмиля Циндаля стала Первой ситценабивной, Альберта Гюбнера – Шелкоотделочной фабрикой имени Свердлова, Голутвинская фабрика превратилась в “Красные текстильщики”, а Даниловская мануфактура – в фабрику имени Фрунзе.

Не переименовали только “Трехгорную мануфактуру”, видимо, потому что и до прихода к власти большевиков она была самой “продвинутой”. Здесь с 1820 года стали впервые обучать работников грамоте, открыли вечерние курсы, свою амбулаторию, санаторий и даже фабричный театр. А во время революции организовали химическую лабораторию для изготовления взрывчатых веществ. Трехгорка – единственная до сегодняшних дней сохранила производство, хотя давно переехала с Красной Пресни. Другие фабрики давно уже остановились, а их помещения приватизированы – сейчас там офисы, студии и оупен-спейсы.

Вражеский цветочек

В начале 20-х годов на текстильных фабриках боролись с “буржуазными” узорами, и под удар в первую очередь попали цветочные: было уничтожено более 24 тысяч эскизов орнаментов для тканей.


_PSX_20190920_012849-768x1024.jpg
Выставка "Ткани Москвы", вид экспозиции.

Важнейший этап истории советского текстиля – появление Высших художественно-технических мастерских, и профессия текстильного дизайнера рождается здесь. Выпускники должны были стать не просто “рисовальщиками”, но и художниками-технологами на текстильных фабриках.

Мы реконструировали рабочие места трех художниц и преподавательниц ВХУТЕМАСа: Людмилы Маяковской, Варвары Степановой и Любови Поповой. Маяковская вела курс революционной тогда аэрографии (способа быстрого нанесения на ткань орнамента при помощи распылителя), а Степанова преподавала художественную композицию и вместе с Поповой трудилась на Первой ситценабивной фабрике. Они воплощали свои идеи на производстве, создав несколько тысяч эскизов. Степанова предпочитала сложные оптические эффекты, наслоение цветов, а Попова тяготела к геометрии – ее эскизы напоминают чертежи.

Агиттекстиль

В середине 1920-х абстрактные орнаменты уступили место пропаганде. Телевизоров в каждой семье не было, массового распространения радио тоже, а что касается газет, то не все умели читать. Как же рассказать о достижениях новой власти в максимально простой и доступной форме? Начинается первый масштабный эксперимент по управлению массовым сознанием с помощью агиттекстиля. Этим занимается специальное направление орнаментации тканей, созданное членами Ассоциации художников революционной России (АХРР).

[Мой комментарий]
Никому ничего не напоминает? Никаких параллелей с нынешней очень странной "концептуальной" модой? Как насчет трусов и купальников в виде американского флага? Платьев "Сделаем Америку снова великой" на красных дорожках Голливуда? А бесконечных футболочек с лозунгами во время выборов и политических кампаний?

Всего 100 лет прошло и западный мир прочно встал не рельсы мира советского революционного. С России пример то берут, со столетним опозданием.



“Ситец – такой же продукт художественной культуры, как картина, и нет оснований проводить между ними какую-то разделительную черту… Мало того, картина, неразрывно связанная с формами капиталистического строя, умирает, а в центр творческого внимания становится теперь ситец”, – писал в статье “От картины к ситцу” муж знаменитой Лили Брик, Осип.


2 Capture.PNG
Слева: А.С. Дзюбина. Рисунок для ткани. 1938-1939-е гг. Музей декоративно-прикладного и промышленного искусства при МГХПА им. С.Г. Строганова.
Справа: В.Ф. Степанова. Рисунок для ткани. 1924 г. Первая ситценабивная фабрика. Частное собрание.


На тканях появляются символы сталинских пятилеток: снопы и тракторы, марширующие толпы, электростанции, дымящие заводы, паровозы.

Иногда получалось хорошо, но в основном смотрелось странно. Просто платье или блузка, сшитые из ткани в марширующих пионерах или промышленных станках выглядит довольно странно – и тогда, и сейчас.

В 1931 году искусствовед Федоров-Давыдов писал, что художники “не пошли никуда дальше простой замены розы трактором”. После кризиса, вызванного Второй мировой войной, текстильные фабрики постепенно вернулись к “традиционным” узорам – цветам, горошку, клетке.

Сталинский ампир и оттепель

В 1940–1950-х годах на отечественном ситце, штапеле и крепдешине преобладал либо горошек, либо мелкий рисунок в виде мелких букетиков цветов. Орнамент такой плотный, что не чувствуется воздуха – словно он отражал душную атмосферу тех лет. В моде тяжелые ткани – в основном шелк.

[Мой комментарий]
Ни к какой "душной атмосфере" это отношения не имеет. Экономически это имеет отношение к эпохе дефицита. Когда у тебя не однотонная ткань, а ткань с рисунком, то иногда сложно сшить так, чтобы не было заметно, где у тебя швы и рисунок не совпадает. При крупных рисунках для красивых швов нужно расходовать намного больше материала. Не говоря уже о том, что любая заплатка, и починка будет сразу видна ( и на однотонной ткани тоже). А вот ткани в горошек или мелкий цветочек в такой ситуации являются наиболее практичными, там швы намного незаметней, заплатки и заштопки тоже.


Поворотным этапом стал Фестиваль молодежи и студентов в Москве 1957 года, когда художники решили вернуться к истокам, трансформировать традиционные народные орнаменты.

5  Capture.PNG
Слева: На комбинате "Трехгорная мануфактура" им. Ф. Э. Дзержинского к VI Всемирному фестивалю молодежи и студентов создаются образцы сувенирных косынок, платков и других подарочных изделий. Музей Москвы.
Справа: Художник шелкоткацкого комбината "Красная Роза" Н.М. Жовтис, начальник художественного бюро А.Н. Глотова и художник Г.Г. Завгородная просматривают новые рисунки для тканей. 1959 г. Музей Москвы.



1 Capture.PNG
Слева: Б.А. Аверьянов, И.Л. Шкубер. Цветная линогравюра. "Ситцы". 1960-е гг. Частное собрание.
Справа: Б.А. Аверьянов, И.Л. Шкубер. Цветная линогравюра. "Ситцы". 1960-е гг. Частное собрание.



В 1960-х, в эпоху оттепели, подрастает другое поколение советских текстильных дизайнеров, учеников знаменитых ВХУТЕМАС. Можно сказать, что это была вторая волна агиттекстиля: например, была ткань с принтом, рассказывающим, как строились Новые Черемушки. Другие модные темы тех лет – космические полеты, освоение космоса, походы в горы и на природу. “Замкнутость”, мрачность сталинских тканей ушли.

[Мой комментарий]
Ну дефицита же стало меньше, Господи! Промышленность разрушенную войной более-менее восстановили, включая ткацкие фабрики. Ткани появились в наличии, можно стало меньше экономить на этих тканях.

Экономика всегда в таких вещах главная, а не какой-то там "тяжелый сталинский дух", "мрачность сталинских тканей" и прочая мутота.



3 Capture.PNG
Слева: Н.Н. Зыслина.Рисунок для ткани.1960-е гг. “Трёхгорная мануфактура” им. Ф. Э. Дзержинского. Частное собрание.
Справа: Е. Я. Шумяцкая. Рисунок для ткани. 1960-е гг. Московский шелковый комбинат им. Розы Люксембург "Красная Роза". Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства.



Оп-арт и психодел

Оптимизм постепенно сменяется застоем: эксперименты больше не нужны, промышленность тяготеет к традиции. Эти годы – лебединая песня московских текстильных производств. Большая часть смелых эскизов художников, увлеченных графическими экспериментами, оп-артом, не одобряется или упрощается до такой степени, что трудно узнать прототип. Единственное исключение, пожалуй, фабрика “Красная роза”.


4  Capture.PNG
Слева: Андреева А.А. Рисунок для ткани. 1960-1970-е гг. Шелкоткацкая фабрика "Красная роза" им. Розы Люксембург. Частная коллекция.
Справа: А. Андреева. Рисунок ткани. 1960–1970-е гг. Шелкоткацкая фабрика "Красная роза" им. Розы Люксембург. Частное собрание


Самая знаменитая ткачиха СССР

В центре экспозиции установлена двадцатиметровая витрина-“конвейер”, окруженная работами 12 художниц по обеим сторонам. Это “лента времени”, на которой можно найти эскизы, журналы, документы и фотографии, а также кадры архивной кинохроники. Наиболее интересный персонаж здесь, пожалуй, самая-самая известная ткачиха Советов Александра Штырова, которая доросла до депутата Верховного собрания. Это такая селебрити тех лет: советская пресса следила за ней почти всю жизнь, в газетах множество ее фотографий: от первых в роли простой работницы у станка до передовика производства; ее замужество и даже походы в Большой театр.


_900 x 600 2.jpg
В центре экспозиции установлена двадцатиметровая витрина-“конвейер”

Вот такая вот замечательная выставка.

Чего в этой выставке не хватает?

Я понимаю, что уже сделано очень многое, я понимаю, что нельзя прыгнуть выше головы,что некоторых вещей уже нет физически. они не сохранились. Но на этой выставке катастрофически не хватает одежды, которую шили из представленных тканей, и людей, в эту одежду одетых.

Не знаю, возможно ли в такой ситуации найти какие-то картины, фото, может создать какой-то новодел по сохранившимся эскизам. Но цепочка получилась неполная.

Может быть в будущих выставках получится лучше. Главное, что кто-то наконец-то понял важность данного выставочного формата и  сделал вот такую вот удивительную экспозицию. Выставка эта знаковая. Просто вот даже веха в музейном искусстве.

Надеюсь, что таких выставок будет больше.



Tags: Россия, легкая промышленность
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo selyanka1 may 23, 2017 19:24
Buy for 30 tokens
30 жетонов Не размещаются материалы с экстремистскими и антизаконными призывами, с порнографией, с матами, с оскорблениями selyanka1 или ее друзей
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments