selyanka1 (selyanka1) wrote,
selyanka1
selyanka1

Categories:

Работа над костюмами в фильме «Солнечный удар» (2014)

_900 x 600 olnechnyy-udar-cover.jpg

Художник по костюмам Сергей Стручев, работавший в фильмах Никиты Михалкова, Владимира Хотиненко, Николая Лебедева, о тонкостях своей профессии на примере работы над «Солнечным ударом»

Задача художника по костюмам

В «Солнечном ударе» главная задача состояла в глубоком осмыслении эпохи. Иногда мы вместе садились, что-то обсуждали. Но сам процесс формирования задач и понимание материала был постоянным. В серьезных фильмах художественное решение, изображение и стиль развиваются по ходу работы. Режиссер, конечно, может придти с неким своим видением и сказать, что знает точно, как все надо сделать. Но так можно снимать разве что рекламу, в которой я в свое время много проработал. Там есть неделя на подготовку и съемки, поэтому нужно, чтобы люди точно понимали свои задачи. Для больших проектов это не совсем подходит.

Сотрудничество с режиссером

Главное в сотрудничестве с режиссером – твоя работа. За каждым сценарием, как правило, стоит большая работа по осмыслению темы, эпохи и так далее. Задача художника – если не встать на одну ступеньку с режиссером в плане ощущения  материала, то хотя бы приблизиться к этому уровню. Только тогда получится внести что-то свое. Любому режиссеру, хотя у него есть свое видение, интересны взгляд и мысли людей, которых он приглашает. Чтобы найти оригинальные ходы и решения, нужно очень много работать. Только огромные нервные, душевные, физические затраты дают результат. И эти затраты всегда видны на экране, также видно, если их нет.

10.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

С Никитой Сергеевичем мы работаем уже не первый раз, видимо, потому что наши взгляды с ним на какие-то вещи совпадают. Никита Сергеевич – человек очень преданный, и если он находит с кем-то общий язык, то продолжает с таким человеком сотрудничать. Это нормально, это как дружба или семья. Конечно, мне очень приятно, что я имею возможность работать с таким режиссером, что он меня ценит и считает человеком из своей команды. Но, повторюсь, нужно очень много трудиться, чтобы дотянуться до ступенечки, на которой он стоит.

Пробы


9 _.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

Проведение проб – это очень важно, потому что это уже не просто разговор с человеком, а попытка понять его как актера, как он выглядит в костюме, как он двигается и так далее. Думаю, именно на пробах и проясняются многие вещи, когда есть конкретный материал, на котором режиссер соглашается или не соглашается с тобой. Не зря первые пробы, пробы Виктории Соловьевой, проводились за два года до того, как началась основная работа по проекту. Затем еще долгое время у меня на стенке висели фотографии с этих проб.

Источники


8.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

Для художников по костюмам есть много полезных книг. Особенно в последнее время издается огромное количество. В первую очередь полезен иллюстративный материал. Много для понимания дают живые фотографии. Если говорить о военном костюме, то можно найти схематичные изображения формы, где указывается, какого цвета кант, какая выпушка, какой прибор. Но это скорее базовые знания, которыми ты и так обязан обладать, если ты художник по костюмам. Вообще же для «Солнечного удара» я изучал очень много материалов не только по костюму, но и просто литературы о том времени. Например, воспоминания Антона Ивановича Деникина, где он много пишет об этой трагедии и о людях, ее переживших. Или потрясающая книжка «Воспоминания корниловца» Александра Трушновича, белого офицера. То есть нужно не просто по книжкам изучить, как выглядели костюмы, но проникнуть в эпоху. Скажем, в «Воспоминаниях корниловца» автор пишет о крайней нужде и крайнем упадке, в которых они находились. Лишь интеллигентность и культура не позволяли им опуститься. Понимание этой грани дает понимание фактуры костюма. Белым офицерам неоткуда было взять новую форму, но что-то природное всегда заставляло их соответствовать своему званию. И на фотографиях видно – форма стертая, но человек как-то по-особому ее несет. Отразить это было очень важно.

Историческая достоверность


7.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

При работе в историческом кино должно быть очень уважительное отношение к материалу. Чтобы понимать, что ты делаешь, необходима тщательная проработка эпохи во всех ее деталях. По большому счету, ты должен быть готов сделать абсолютную реконструкцию. Но поскольку это кино, в последний момент реконструкции необходимо придать свое видение художника. Как ты это сделаешь – твое дело и твое право. В итоге создаешь иную реальность, иллюзию, где рамки того, как было на самом деле, тебя не сковывают, а лишь дают творческий импульс. В свою очередь дело зрителя – воспринять предложенную иллюзию или нет, поверить нам или не поверить.

Художественное решение

Работая над решением, я приходил к Никите Сергеевичу, приносил эскизы, картинки, референсы и говорил, что это может быть так, а это – вот так. Во многом Никита Сергеевич соглашался. В фильме есть как бы две полярные истории: белых офицеров, которые находятся в сложном положении в Одессе в 1920 году, и их воспоминания. Очевидно, что воспоминания – это всегда некая приукрашенная действительность, тем более если речь идет о любви, о молодости. Я высказал эту идею Никите Сергеевичу, и он согласился. Тогда стало ясно, что вторая часть фильма должна на контрасте быть такой серой. Своего рода эпиграфом к цветовому решению этих сцен я для себя выделил строку Бродского: «Цвет времени и бревен». Мы намеренно делали все мышино-серым, с вкраплениями черного и крайне редко красного, чтобы немножко раздражать глаз.


«Цвет времени и бревен» в жизни «до» и «после»

Для сцен лагеря было специально сшито процентов 90 костюмов. Интересно, что 300 комплектов формы, которые мы сделали, потом предстояло еще и зафактурить. Сначала обжигали горелкой, потом добавляли общий тон, местами, к примеру, на плечах, осветляли. По трудозатратам – что сшить, что зафактурить – это примерно одинаковые процессы. В общем, работа была большая, и я очень благодарен, что мне ее дали сделать – не каждая студия может позволить себе подобный размах и подобный подход. Чаще же всего как происходит? Нужны шинели – ну найдите где-нибудь в подборе. Но это разные вещи – найти шинели и найти художественное решение. Последнее дается труднее.

6.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

В сцене на теплоходе решение было светлое и, в общем-то, не нуждающееся в том, чтобы мы что-то изобретали. Необходимую атмосферу здесь можно было создать, взяв уже существующие костюмы. На замечательной лондонской прокатной фирме Cosprop мы арендовали готовые женские и мужские костюмы. Дошивали только какую-то униформу: костюмы студентов, священников, офицеров.

5.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

Или вот такой пример возникновения решения. Существует прекрасный английский сериал «Аббатство Даунтон». Действие там происходит примерно в то же время, что и в «Солнечном ударе». Я как-то листал книгу с иллюстрациями из сериала и наткнулся на костюм – белое платье с черными отделками. Сразу понял – это то, что может решить костюм героини Виктории Соловьевой. Вот бывают такие совпадения. Но, опять же, чтобы они случались, нужно очень много смотреть и постоянно пребывать в рабочем состоянии.
4 Аббатство Даунтон 2010.jpg
Кадр из сериала «Аббатство Даунтон» (2010)

Важность деталей

В фильме много деталей, которые в значительной степени обеспечивают достоверность. Например, как известно, когда Николай II отрекся от престола, вся царская символика перестала быть популярной. Сохранилась одежда, но символику все стали придумывать свою. Цветные полки – корниловцы, каппелевцы, дроздовцы, алексеевцы – создавали себе новую цветную форму с новой атрибутикой. В картине есть мальчик, юнкер, на рукаве у которого корниловский шеврон с черепом и скрещенными костями. Диссонанс такого образа мне очень понравился. При этом важно, чтобы образ получился не нарочитым, не бьющим в лоб. Ведь можно было эти нашивки налепить всем и полностью реконструировать форму. Но это было бы навязчиво, назидательно. А я сделал шеврон потертым, почти невидимым. Такая маленькая деталь работает деликатно и заодно способствует вовлечению зрителя в игру, пробуждает его интерес. В этом и есть кино.

Технические задачи

3.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

Если ты серьезно подходишь к работе, то надо все делать честно. На «Легенде №17» мы реконструировали коньки того времени: декорировали современные хоккейные ботинки и присоединяли к ним историческое лезвие. В «Солнечном ударе» можно было бы взять современные сапоги, которые сейчас используются в рабочей одежде. Но мы решили пойти по пути изготовления на заказ. Это сложно, потому что вручную сапоги сейчас не шьют, мастеров нет, а нужно сделать колодки, найти рыжую кожу и так далее. Не многие знают, что черные сапоги стали изготавливать лишь где-то в 35-м году. До этого они делались из рыжей или белой кожи, которую потом чернили дегтем. Сделать сапоги из рыжей кожи, потом зачернить, причем неравномерно – сложная техническая задача. Непросто решиться на это, да еще и убедить продюсеров в этой необходимости.

Влияние развития технологий

2.jpg
Кадр из фильма «Солнечный удар»

С одной стороны, развитие технологий на нас отражается меньше, чем на всех остальных, с другой – больше. Благодаря техническому прогрессу сегодня одежда почти не шьется на заказ. Сшить не то что исторический костюм, а современный – большая проблема. Раньше в этом плане было проще, потому что были мастерские, военные портные и так далее. Сейчас эта культура почти ушла. То есть развитие технологий нам скорее навредило, чем помогло. Я не сторонник использования современных материалов – из синтетики не сшить убедительный сюртук XIX века. Я стараюсь найти образцы, максимально приближенные по фактуре и составу к материалам того времени. В общем, нам было бы легче работать, если бы ничего не менялось.

Одна эпоха в разных фильмах

Фильм «Батальонъ» (2015), действие которого разворачивается примерно в то же время, что и в «Солнечном ударе», кино более реалистичное. В нем не было задачи глубокого осмысления по цвету. С режиссером Дмитрием Месхиевым мы сошлись на том, что нужно все сделать, как было на самом деле. Причина такого подхода в том, что в этой картине страшна сама правда – на фронт, в окопы, попадают женщины. Этот факт настолько обескураживает и шокирует, что уже одного его воспроизведения было достаточно как изобразительного решения. Таким образом, у нас была задача максимального приближения к реальности без особого привнесения своего видения, поскольку история сама по себе имеет сильное воздействие.

1.jpg
Художник по костюмам Сергей Стручев

В общем, для каждой картины нужно свое решение, нельзя с одним и тем же подходом приступать к разным фильмам, даже если они близки по тематике или по времени действия. Скажем, один и тот же мундир, в зависимости от творческих задач, может быть совершенно разным. Каждая картина имеет свою тональность, свою неповторимость и требует разного художественного осмысления.

Отсюда


Tags: Россия, костюм, шоу-бизнес
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo selyanka1 may 23, 2017 19:24
Buy for 30 tokens
30 жетонов Не размещаются материалы с экстремистскими и антизаконными призывами, с порнографией, с матами, с оскорблениями selyanka1 или ее друзей
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments