selyanka1 (selyanka1) wrote,
selyanka1
selyanka1

Categories:

Костюмы и эпоха 1930-х в фильме "Цирк" (1936)

_900 x 600 6.jpg


Один из самых известных фильмов советского кино — "Цирк" (1936) стал зеркалом времени, в котором был создан.

В 1934 году Григория Александрова заинтересовала написанная Ильёй Ильфом и Евгением Петровым в соавторстве с Валентином Катаевым пьеса "Под куполом цирка". 23 декабря 1934 года в Московском мюзик-холле состоялось её первое представление, которое почти совпало по времени с премьерой фильма Александрова "Веселые ребята". Эта комедийная пьеса и легла в основу сценария нового фильма, которому Александров дал название "Цирк".

В незамысловатую историю режиссер вложил многое из того, чем жил СССР в конце десятилетия.

Художником в фильме выступил Георгий Гривцов, но самые знаменитые наряды в фильм привнес лично режиссер Григорий Александров.

Григорий Александров создавал образ иностранки и старался сделать это не только с помощью акцента, но и с помощью одежды. Героиня Любови Орловой у Григория Александрова сформировалась под впечатлением от образа Марлен Дитрих. В "Цирке" Александров не раз цитирует "Голубого ангела"  в создании которого он сам когда-то принимал непосредственное участие (об этом ниже) .  Например, сцена, где Марион снимает парик и превращается в блондинку — прямая цитата "Голубого ангела", в котором главную роль сыграла Дитрих.

2.jpg


"Образ Марион Диксон, при всех искренних попытках изобразить экзотическую американку, не сказать чтобы сильно выпадал из общего контекста советской моды. Платье, в котором она сидит на рояле, соответствует европейской моде, но в то же самое время оно типично "советское", примером чему прилагаемые иллюстрации из журналов мод."
Мэган Виртанен, историк моды, преподаватель СПбГУ

3.jpg
Иллюстрация советских модных платьев 30-х годов


4.jpg
"Сын родился"  Художник В. А. Васильев, 1937 год

"Длинное платье в сцене коленопреклонения — уже скорее попытка создать образ "загадочной иностранки-звезды" за счет ношения такого платья дома, поскольку даже если советская женщина и была бы обладательницей такого платья (она могла даже сшить его сама), то скорее использовала бы его как нарядное, а не как домашнее. Впрочем, то же самое касается и рядовой европейки или американки — если только они не были кинозвездами или представительницами высших социальных слоев, их домашний наряд был значительно скромнее"
Мэган Виртанен, историк моды, преподаватель СПбГУ

6  Capture.PNG


"Белый жакет в комплекте с платьем с рюшами на лифе и элегантной шляпкой вполне соответствуют рекомендациям и западных, и советских модных журналов того периода, ничего "особо отличающегося" в них нет. Более того, в этих сценах вязаные перчатки на руках Любови Орловой — откровенно советские, точно такие же есть в моей личной коллекции. Комплект из юбки с блузкой полностью соответствует тенденциям тогдашней моды, хотя он скорее "советский повседневный", нежели "западный".
Мэган Виртанен, историк моды, преподаватель СПбГУ

7.jpg

А вот что действительно было нетипичным для СССР, так это обтягивающее трико, в котором не могла появиться ни одна советская актриса 30-х. Героине Орловой вольность позволялась благодаря образу беженки из загнивающего буржуазного Запада. Сцена, где Марион Диксон танцует на пушке является, пожалуй, одной из самых эротичных сцен советского кинематографа 30-х.


8.jpg

Критики кино часто сравнивают Любовь Орлову в фильме “Весёлые ребята” и “Цирк” с Марлен Дитрих в фильме "Голубой ангел", обе танцующие, в цилиндрах. Некоторые обвиняют Григория Васильевича в том, что он скопировал сцену с Марлен Дитрих и перенёс её в "Цирк". И что даже инициалы Марлен Дитрих МД идентичны инициалам американки Марион Диксон – героини кинофильма “Цирк”.

Но только очень немногие знают, что Александров сам, с согласия Штернберга и Помера, в статусе консультанта по цирковому и сценическому искусству, в котором он, как говорили его коллеги, “съел собаку”, лично участвовал в постановке этой сцены в "Голубом ангеле", искал приёмы, способы, идеи, чтобы наиболее интересно сделать сцену и наиболее выгодно представить перед прожекторами Марлен Дитрих.


a1-583.jpg

Поскольку это не совсем об одежде, а о том, как Александров познакомился с Дитрих и работал с ней в "Голубом ангеле" в порядке обмена опытом, я поставила историю под спойлер
[Об Александрове, Дитрих и Голубом ангеле]
Александров всю жизнь вел дневник, вел он его и в 1929 году, когда колесил по Европе и Америке с Сергеем Эйзенштейном и оператором Эдуардом Тиссэ (молодых кинематографистов отправили за границу набираться опыта).  В дневнике эта история и описывается

А было так. Знаменитая троица отечественных кинематографистов — кинорежиссёры Сергей Эйзенштейн и Григорий Александров и оператор Эдуард Тиссэ, — направляясь в Америку перенимать опыт голливудских коллег в сфере звукового кино, задержалась в Германии, так как возникли проволочки с выдачей американских виз. Но они время зря не теряли и оказались на студии "Уфа", где друг и коллега Эйзенштейна Джозеф фон Штернберг снимал свой первый звуковой фильм "Голубой ангел" по роману Генриха Манна "Учитель Унрад".

На роль учителя был утверждён Эмиль Яннингс, а вот исполнительницу главной роли, того самого "Голубого ангела", найти никак не могли. В сентябре 1929 года "русская тройка" вместе с Джозефом Штернбергом отправилась на премьеру музыкального ревю "Два галстука" композитора Миши Шполянского. Штернберг поделился с коллегами своими творческими замыслами и главной проблемой — отсутствием исполнительницы на роль Лолы, героини его фильма. Он хотел универсальную актрису, способную петь и танцевать, и при этом она должна обладать привлекательной внешностью.

Кстати, через несколько лет такие же требования предъявлял и Григорий Васильевич Александров, когда искал героиню для своей первой самостоятельной работы — фильма "Весёлые ребята".

Компания мужчин во время шоу разглядывала выступающих в программе девушек. Одна из них заинтересовала Штернберга, да и Эйзенштейн посоветовал обратить на неё внимание. Прекрасная фигура, манеры, волнующий голос — может, это Она? Пригласить актрису за столик поручили Грише Александрову, самому презентабельному из этой компании молодому человеку.  Предложение пройти пробы в звуковой фильм Штернберга Марлен, вне всякого сомнения, очень заинтересовало.

На следующий день Марлен пришла на пробы, успешно их прошла, и вся компания молодых режиссёров приступила к съёмкам. Эйзенштейн давал советы Штернбергу по монтажу, тот делился с ним опытом работы в звуковом кино. Александров тоже присутствовал на съёмочной площадке, и все они были свидетелями рождения образа той, которой было суждено стать легендой, эталоном и символом мирового кинематографа.

Случилось так, что Эйзенштейновская тройка, накопившая огромный творческий профессиональный опыт, продолжала постоянно интенсивно искать новые и новые средства художественного выражения в кинематографе. Её целью было овладеть приёмами и принципами звукового кино, новой звукозаписывающей техникой, освоить звуковой монтаж. И они вызвались сотрудничать.

С помощью Штернберга их тут же представили продюсеру фильма “Голубой ангел” Эрику Поммеру, возглавляющему кинофирму Уфа. Учтя, что Джозеф фон Штернберг за свою работу потребовал 40 000 долларов, можно представить как был несказанно счастлив американский бизнесмен заполучить таких высочайшего класса профессионалов – энтузиастов буквально задаром. Эйзенштейновское трио активно включилось в работу по созданию “Голубого Ангела”. Каждый привносил свой вклад в общее дело. На совесть. Как это они привыкли делать на родине. Каждый делился своим опытом, приобретённым в экстремальных и сложных условиях нашей страны, где, можно сказать, один год шёл за пять.

Эйзенштейн, например, делился своей теорией в манере монтировать, сам приобретая навыки звукового монтажа. Тиссэ, как опытный кинооператор, знакомил своих немецких и американских коллег с тайнами своих собственных техник и, заодно, смотрел, каким образом операторы работают со звуком, и учился у них снимать сам.

Александров, непревзойденный организатор съёмочной площадки, профессионал по работе с актёрами, больше помогал Штернбергу учить актёрскому мастерству, держаться перед камерой, мало тогда смыслящую в кино, но старательную и работоспособную, полную амбиций, а самое главное, ловящую каждый его жест, Марлен! Специалист по мюзик-холлу, песням, пляскам, манере говорить, Александров чувствовал себя в звуковом кино почти как в театре. Таким образом, на долю Александрова выпала роль, которая была ему особенно близка и невероятно приятна – участие в создании звезды! Этот опыт, и его отношения с Марлен, на всю жизнь оставят неизгладимый след в памяти молодого Александрова.

Конечно, нельзя сказать, что Эйзенштейновская тройка всё своё время проводила в работе над "Голубым ангелом". Помимо этого, в программе у них было ещё очень много дел и планов. Они покидали Берлин и возвращались туда снова. Но Александров всё это время душой незримо присутствовал там, на съёмках.

Марлен была немного старше Александрова, но это не помешало молодым людям почувствовать взаимную симпатию. Об этом Александров сам написал в своих неопубликованных дневниках. У них завязался роман.

После премьеры "Голубого ангела" Дитрих и Штернберг уехали в Голливуд, где приступили к съёмкам второго совместного фильма — "Марокко", после премьеры которого Марлен стала звездой. Интересная параллель: Любовь Орлова тоже прославилась в своём первом фильме — "Весёлых ребятах", а уже вторая картина, "Цирк", вознесла её на вершину кинематографического Олимпа. И произошло это примерно в одно и то же время. Обе актрисы совпали со временем, выразив его каждая по-своему, с учётом той системы, в которой каждая из них жила и творила.

Дитрих и Александров через несколько месяцев встретились вновь, на этот раз уже в Голливуде. Там, на память об их отношениях, Дитрих подарила Александрову  пластинку с музыкой из "Голубого ангела" и подписью — "Следую за любовью снова". О своих отношениях они никогда и нигде больше не вспоминали. Единственное, что мог позволить себе на публике Григорий Васильевич, это с улыбкой сказать: "Моя подружка — Марлен!.." Марлен в своих воспоминаниях вообще выдвигала другую версию. О знакомстве в кабаре и роли русских в её звёздной судьбе она не упоминала.




Сейчас много говорят, что образ Орловой, созданный Александровым, всего лишь калька с Марлен Дитрих. Это неверно. По существу, это Александров создал образ Марлен, а потом в некоторой степени повторил его в работе с Орловой. Этот образ стал воплощением его личного ощущения женской красоты и представления о том, какой должна быть кинозвезда. Александров, работая с Орловой, создал основу, уже на которую Любовь Петровна "надевала" маски своих героинь. Она следовала безукоризненно тому рисунку, который режиссёр предложил ей.


26  1-650.jpg


Я специально решила запостить фрагмент из "Цирка", которые некоторые люди упорно пытаются назвать калькой с "Голубого ангела", не знаю даже, почему, может быть им специально платят за такое переписывание кинематографической истории и создание имиджа, что сам Александров ничего не умел кроме как копировать с Голливуда.

Лучше один раз увидеть.

По-моему, очень разные сцены, которые создают абсолютно разное настроение. И одежда в них тоже играет абсолютно разную роль. Какая вообще может быть калька в этих двух сценах? В упор не вижу!







Если вы увидели кальку, объясните, ради Бога в комментарях, в чем она выражается. Потому что для меня это абсолютно разные сцены с абсолютно разным посылом и значением.

Но вернемся обратно к советской эпохе в фильме "Цирк". И к советской моде.

В "Цирке" есть еще один женский персонаж  — Раечка, советская девушка, тоже, впрочем, одевающаяся не без шика. Хотя она выглядит куда скромнее героини Любови Орловой.
9.jpg

"На Райке типичные вещи городской девушки, стремящейся быть модной и имеющей некоторые средства. Нужно помнить, что многие женщины пользовались услугами частных портних, это было недорого и общепринято. Еще большее количество женщин шили самостоятельно. Советский Союз тридцатых сильно отставал от Запада по количеству и качеству выпускаемой готовой одежды, но ткани были доступны, выкройки модных платьев публиковались даже в журнале "Работница", а минимальные навыки шитья считались само собой разумеющимися. Более того, Райка — москвичка, да и работает не на заводе — так что ее наряды можно считать вполне типичными".
Мэган Виртанен, историк моды, преподаватель СПбГУ
10.jpg



О моде и стиле жизни 1930-х говорят не только женские образы, но и внешний вид главного героя. Благородный и смелый Иван Мартынов, высокий блондин с голубыми глазами, в момент своего первого появления на экране одет в полувоенный костюм.


11.jpg
Если внимательно присмотреться к знакам отличия на груди Мартынова, то можно угадать и значок "Ворошиловский стрелок" (своим умением стрелять Иван хвастается в первые минуты появления в кадре), и значок парашютного клуба. К слову, воздушная символика в фильме встречается на каждом шагу, что отражает мечты ровесников героя.


12.jpg

"Советские летчики соревновались с иностранными пилотами в попытках покорить "стратосферу" — термин, не сходивший со страниц газет: "Планеры летят в стратосферу", "Рейс в стратосферу". Александров также назвал советский цирковой номер "Полетом в стратосферу"; в номере на пандусе девушки одеты в майки, украшенные изображениями самолетов; в другой сцене их руки изображают лопасти пропеллера. После своего полета Орлова спускается на землю на парашюте, и миниатюрные парашюты составляют слово "Конец" в финале фильма.
Римгайла Салис. "Нам уже не до смеха": музыкальные кинокомедии Григория Александрова"


13.jpg
Вполне возможно, Мартынов было членом оборонной организации ОСОАВИАХИМ, появившейся в 1927 году и объединявшей советскую молодежь. Именно авиахимовцы открывали первую общественную школу для летчиков , создавали мотоклубы и клубы парашютистов, а в 1934 году благодаря членам организации было утверждено положение о звании "Ворошиловский стрелок".




Что касается одежды Ивана, то вспомним, что 30-х годах в СССР популярным становится стиль милитари. Соответствующий костюм мы видим на персонаже Сергея Столярова. Таком образом, Александров конструирует образ идеального героя, каким его видели во второй половине десятилетия.


Заключительным эпизодом, в котором Марион Диксон превращается в полноправную гражданку Страны Советов, стала сцена парада физкультурников на Красной площади. Сначала нерешительно, а потом резким движением руки героиня срывает с шеи шарфик и остается в безупречно белом физкультурном костюме — символе не только ее собственной новой жизни, но и новой жизни всей страны.



Парад физкультурников, прошедший в 1935 году, впервые был проведен с участием хореографов и включением в программу профессиональных номеров. Он и стал образцом для последующих мероприятий подобного плана, а также для последнего эпизода знаменитой картины Григория Александрова.

Премьера фильма "Цирк" состоялась в открытом зеленом театре в парке имени Горького на двадцать тысяч мест, и туда пришлось вызывать конную милицию — столько было желающих посмотреть фильм. После премьеры "Цирка" элегантная Любовь Орлова, владевшая тремя языками, стала лицом СССР на Западе.


31.jpg


Благодаря ей в СССР стали популярны белые платья с вырезом, деловые женские костюмы и завивка волос. Но лучше всего о влиянии Орловой на моду лучше всего говорит история с перчатками. Во время Гражданской актриса испортила себе суставы кисти рук, когда была вынуждена возить тяжелые бидоны с молоком в город. Далее она всегда считала руки некрасивыми и скрывала недостатки с помощью перчаток. В результате для советских женщин перчатки стали обязательным элементом модного образа.

Взято  ОтсюдаОтсюдаОтсюда  и  Отсюда



Tags: Россия, костюм, шоу-бизнес
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo selyanka1 may 23, 2017 19:24
Buy for 30 tokens
30 жетонов Не размещаются материалы с экстремистскими и антизаконными призывами, с порнографией, с матами, с оскорблениями selyanka1 или ее друзей
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments